История группы Deep Purple

The Battle Rages On

7-го ноября 1991-го года музыканты направились в Орландо, чтобы приступить к записи нового диска. Молодые люди, окрыленные успехом во время гастролей, с рвением взялись за работу, однако скоро их энтузиазм поубавился, и рождество Deep Purple встретили каждый у себя дома. После праздников работа не клеилась, так как в коллективе начали происходить очередные конфликты. Тёрнер пытался навязывать свои правила, настраивая против себя всех участников команды. Роджер Гловер:

Джо намеревался сделать из нас заурядную американскую хэви-метал группу, с чем мы были решительно не согласны. Бывало, что он заваливался в студию со словами: «Эй, ребята, а давайте сделаем что-нибудь в духе Motley Crue?» Или выразительно фыркал, когда наблюдал, как мы работаем. Говорил что-то вроде: «Вы чего? В Америке уже давно так не играют!» Как будто он понятие не имел, что мы из себя представляем.

Запись альбома все не начиналась. Задаток, выданный звукозаписывающей компанией, был уже давно растрачен, а работа была сделана лишь наполовину. Звукозаписывающая компания стала настаивать на возвращении Гиллана в группу, соответственно Тёрнер должен быть уволен. Ричи Блэкмор, несмотря на свое теплое отношение к вокалисту, на этот раз был согласен с тем, что Джо не место в Deep Purple. Между гитаристом и Джоном Лордом состоялся откровенный разговор. Блэкмор: «Положа руку на сердце, признайся, тебя же не устраивает то, что сейчас у нас происходит?» На что Лорд ответил: «Меня вполне устраивает инструментальная часть, но с вокалом явно что-то не так».

Джон Лорд: Блэкмор не хотел снова выступать инициатором ухода одного из своих коллег, да и надо отдать должное Джо – у него все же великолепные данные, хотя его манера петь совершенно нам не подходит – у нас совсем другая направленность. Тёрнер поет как поп-вокалист, а не как рок-музыкант. Да дело даже не столько в голосе, сколько в его поведении – на сцене он ведет себя как поп-звезда, а нам это совсем не нужно, мы ни к этому шли.

15-го августа 1992-го года Брюс Пэйн по телефону сообщил Тёрнеру о том, что с этого дня он в Deep Purple больше не поет.

В начала 1992-го года встал вопрос о возвращении в группу Гиллана. Блэкмор изначально был против этого, и порекомендовал на эту роль одного своего знакомого американского музыканта, но остальные члены команды эту идею отвергли. Гловер спешно отправился в Англию, где жил Ян Гиллан – музыкант надеялся, что если Гиллан хорошо споет, то Ричи не станет возражать против его возвращения. Три дня молодые люди проработали в студии, в результате чего были записаны три композиции – «Time To Kill», «Solitaire» и третья, которая позже была выкинута. Лорду и Пэйсу записи понравились. Ричи остался в меньшинстве, и ему не оставалось ничего другого, как позволить Гиллану вновь войти в состав Deep Purple. На решение еще повлиял тот факт, что звукозаписывающая компания грозилась разорвать контракт с музыкантами, и в этом случае настаивала бы на возвращении аванса. Ричи Блэкмор:

Признаться, Иэн своими фокусами меня уже достал. Я позволил ему снова занять свое место, но никто не заставит меня с ним общаться. Между нами сугубо деловые отношения. Я знаю, что со мной иногда сложно договариваться, но до Гиллана мне в этом плане далеко, как до неба. Но я должен признать, что, несмотря на все его недостатки, он прекрасно знает свое дело. Именно такой вокалист нам и нужен. На сцене мы идеально смотримся как хард-рок-группа, но за ее пределами снова ведем себя как чужие. Так было и раньше. Что же касается Джо Тёрнера, он является моим другом, но как певец нам он совершенно не подходит. Вот Иэн – это то, что надо. Всякий раз, когда Джо выходил на сцену, мне начинало казаться, что мы превращаемся в Foreigner. Зачем, спрашивается? Он пытался подражать Дэвиду Ли Роту и в итоге полностью потерял свой стиль. Я даже разговаривал с ним на эту тему, но потом понял, что это бесполезно.

Для дальнейшей работы музыканты переместились в нью-йоркскую Bearsville Studios и Red Rooster Studios (Беркли, Калифорния). 17-го июля 1993-го года вышел диск «The Battle Rages On» («Битва продолжает бушевать»). В Великобритании альбом достиг 21-го места, но в США стал провальным, не поднявшись выше 192-го места.

В сентябре музыканты наметили гастрольное турне «The Battle Rages On» в поддержку альбома. Однако начало турне оказалось не слишком удачным – пришлось отменить первые три выступления, запланированные в Стамбуле, Афинах и Салониках. 21-го сентября Deep Purple репетировали в Австрии, а 23-го провели в окрестностях Рима пробный концерт (без зрителей). Турне началось с выступления в Palaghiaccio (Рим). Затем группа отправилась во Францию, Германию, Швейцарию, Австрию и везде их ждал успех, хотя не обошлось без приключений. В Нюрнберге во время исполнения «Lazy» воспламенился один из усилителей Блэкмора, так что оставшийся концерт проходил без гитарных соло. Были отменены два концерта – 23-го октября в Барселоне и 24-го – в Сан-Себастьяне. Первое выступление не состоялось из-за крайней усталости музыкантов, а второе пришлось отменить из-за болезни Гловера.

30-го октября в Праге состоялся концерт, который можно считать провальным. Как утверждают очевидцы, большую часть отведенного времени Ричи Блэкмор провел за усилителями вместе с Кэндис Найт вместо того, чтобы быть на сцене. А у Гиллана возникли проблемы с голосом. Блэкмор был вне себя: он вырвал из паспорта страницу с визой и швырнул ее в менеджера, заявив, что после окончания европейского турне уйдет из группы. Никто не был готов к такому повороту, все были в шоке. После этого скандала музыканты провели концерты 5-го ноября в Манчестере и 7-го – в Брикстоне.

12-го ноября 1993-го года в Копенгагене было официально объявлено об уходе Ричи Блэкмора. Концерты в Осло и в Стокгольме имели колоссальный успех. Турне завершилось 17-го ноября 1993-го года в Хельсинки. Выступление, запланированное в Олимпийском (Москва), было отменено. Джон Лорд:

Долгое время мы были уверены, что Deep Purple без Ричи Блэкмора – это будет не Deep Purple. С его уходом мы поняли, как сильно ошибались. Он откололся от нас в 1993-м во время мирового турне, когда уже были распроданы билеты на предстоящие концерты в Японии. А Ричи всю ответственность за свой уход переложил на Гиллана. Он все твердил, что вокалист теперь не сможет петь. Блэкмор хотел сделать нас похожими на Rainbow, он не вникал в то, что происходило вокруг, и продолжал гнуть свою линию.

Джо Сатриани и Стив Морс

Шоу в Японии были запланированы на 2-е декабря, и уже было продано 85 тысяч билетов на шесть концертов. В случае их отмены мы были бы обязаны выплачивать огромные неустойки. Их промоутер предложил нам список гитаристов, которые, по его мнению, могли бы безболезненно заменить Блэкмора. Мы сразу обратили внимание на Джо Сатриани, который тоже был в списке – он был единственным из предложенных кандидатов, кто нам реально подходил.

Сатриани: Когда мне предложили войти в состав Deep Purple, я попросил дать мне пару дней для размышления. Однако для того чтобы понять, хочу ли я быть одним из Них, мне столько времени не понадобилось – уже через час я созвонился с Брюсом Пэйном и дал свой ответ. Я очень боялся, что если сразу не соглашусь, они найдут кого-нибудь другого. Меня пригласил в группу Роджер Гловер. Он действительно вкладывает всю душу в проекты и прекрасно со всем справляется. С ним приятно общаться, впрочем, как и с другими членами команды. Все они отнеслись ко мне с большим участием, я сразу почувствовал себя среди своих.

Когда стало известно об уходе Ричи Блэкмора, примерно половина билетов была возвращена их владельцами. Несмотря на это, концерты все же имели большой успех. Вот как Блэкмор прокомментировал появление нового гитариста в группе: «Хорошо, что это не Ингви Мальмстин или кто-то вроде него». Предполагалось, что Джо станет гитаристом Deep Purple на время их гастрольного тура по Японии, но когда летом 1994-го года музыканты отправились с турне по Европе, Сатриани предложили постоянное место в группе, но он вынужден был отказаться из-за контрактных обязательств.

Позже Рождер Гловер рассказывал, что оставшиеся участники команды независимо друг от друга написали фамилии тех гитаристов, которые могли бы вписаться в коллектив. Потом, когда эти списки огласили, в каждом из них повторилось только одно имя – Стив Морс. После прослушивания в конце 1994-го года состоялись пробные концерты в Техасе и Мексике, после чего Стив получил постоянное место в группе. Вместе с новым гитаристом музыканты выпустили альбомы «Purpendicular» и «Abandon» (1998). Первый выдержан не совсем в традиционном для Deep Purple стиле, а второй представляет собой более привычный хард-рок.

23-го июля 1996-го года Deep Purple выступили в Москве на стадионе Динамо (Россия). Музыкантам удалось заразить зал мощной энергетикой живой игры, публика была в восторге, все стояли буквально на головах. Из-за шквала эмоций произошел даже несчастный случай с одним фанатом – бедняга в экстазе взгромоздился на арку над входом, откуда потом свалился и разбился насмерть. Потом этот концерт можно было услышать на радио «Европа Плюс» и увидеть на телеканале РТР. На радость русским фанам были спеты вариации на «Картинки с выставки» великого русского композитора Мусоргского, однако, как выяснилось, среди россиян оказалось не так уж много поклонников русской музыки. В дальнейшем был выпущен концертный DVD «Deep Purple — Live In Moscow (Dynamo Stadium, 23.06.1996)».

В 1999-м году Джон Лорд воссоздал утраченные нотные конспекты Concerto for Group and Orchestra, и теперь это произведение вновь зазвучало в Ройал Алберт-Холле в сентябре 1999-го года. На этот раз был задействован Лондонский симфонический оркестр под управлением дирижера Пола Манна. В 2000-м году вышел диск с соответствующим названием «In Concert with the London Symphony Orchestra». Весной 2001-го подобные концерты состоялись в Токио и были выпущены бокс-сетом The Soundboard Series.

На правах рекламы:

• По желанию клиента выравнивание деревянного пола недорого по низким ценам.